21:03 

Инквизиция

кошмар без перьев
Нигде время так не бежит, как в России: в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорее. (с)
Продолжая зарисовки

В комнате тихо. Из небольшого оконца на середину зала падает свет, преломляясь сквозь двуцветное стекло. Марс рассматривает сине-красную кляксу, размышляя одновременно обо всем и ни о чём.
- Не ожидала, что вы так религиозны, Максвелл, - голос матери-настоятельницы Жизель раздается неожиданно, но удивительно к месту. Марс усмехается этому, думая, что некоторые люди и без магии прекрасны. Великолепны, чудесны, сильны…и многое другое.
- Можно Макс. Или Марс, - он улыбается женщине в церковных одеждах, а вспоминает мужчину в такой же рясе. - Мне так привычней. Это, кстати, ответ на оба вопроса.
- Оба вопроса? - мать Жизель кажется растерянной, чему Марс тоже не удивлен. Он встаёт со своего места и пересекает комнату, подходя ближе.
- Вы спросили, что я здесь делаю. И вам интересно, почему стоит называть меня Максом или Марсом. Ответ: мне так привычней, - Марс улыбается, глядя глаза в глаза. Он в курсе того, насколько очаровательным может быть, и не стесняется это использовать. Жизель смеется, тихо и чинно, как и положено даме её звания и возраста.
- Я говорила не об этом, но... - она кивает, принимая ответ, и тут же становится серьезней. - Может быть, зайдете на чайник чая?
- Чайничек? Не чашечку? - Марс сдерживается, чтобы не загоготать в голос - мать Жизель оказывается гораздо более интересной, чем представлялось изначально.
- Если вы не смогли решить проблему, изучая свет больше часа, значит, и чашки чаю будет маловато. Надо брать объёмы побольше, - Жизель указывает ладонью на свой "кабинет" - каморку при "молитвенном зале". Названия довольно условны, поскольку Убежище не было оснащено нужными помещениями, и им пришлось затащить в эту комнату религиозные знаки и назвать молельней. Потому что солдаты, рабочие и даже некоторые советники нуждались в чем-то привычном, имеющем связь с верой.
- Знаете, преподобная, вы похожи на одного моего знакомого, - Марс улыбается, вспоминая Мильфея и первый бой с его участием. - Он тоже был служителем Церкви. И всегда знал, что сказать. Ну, чтобы поддержать.
- И мешал вам размышлять? - Жизель проходит к столу, находит две кружки и выставляет их на стол. Чайник с заваркой исходит паром, словно приглашая всех к столу.
- Нет, он, - Марс задумывается о том, как вписать Мильфея в систему семьи Тревельянов, которые, на минуточку, храмовники. - Он доказывал существование Андрасте и ее благосклонность к нам.
Преподобная вопросительно приподнимает бровь.
- Ну... Он... - Марс подбирает слова, чтобы описать Мильфея как можно точнее и не сказать при этом лишнего. - Ну, например, была у нас проблема. Чтобы не вдаваться в семейные дрязги, назовем эту проблему порождениями тьмы, - Марс останавливается, чтобы втянуть запах разлитого по чашкам напитка. - Итак. Порождения тьмы готовятся на нас напасть. Мы не знаем когда. Это паника. Это крики: «мы все умрем», «аааа, что делать?»... Но тут до этого молившийся Мильфей выходил на сцену, и скорбным голосом возвещал, что он-де обращался к Андрасте за помощью, она сказала, что поможет. Надо только построить ров, укрепить стены, наточить оружие, - Марс фыркает. - Обычная стратегия. И так, каждый раз. Но все равно после каждого "вмешательства Пресветлой", в уголке сознания скреблась мыслишка: "А что, если он прав? Что, если победу нам действительно помогла одержать она? ". Когда я хлопал дверьми и сбегал, отрицая всё, что принадлежало родителям, он мне напомнил, что неверие в Андрасте имеет право быть. Только оно должно быть искренним, а не отрицание назло родителям. Так что, благодаря ему, можно сказать, я здесь.
- Удивительный человек, - соглашается преподобная, размешивая в кружке мед. Марс с удивлением обнаруживает небольшую чашку с ним на столе. - Может быть, он мог бы помочь решить вашу проблему?
Марс представляет Мильфея здесь и морщится, вспоминая его занудство и напускную правильность.
- Мою проблему решить никто не в силах. Она состоит в том выходить ли мне из Убежища часто или вообще в него не возвращаться... - Марс пробует
мед, с удовольствием обсасывая сладкую ложку.
- Простите? – Жизель непонимающе хмурится. А это уже не такой уж и хороший признак. - Вы считаете, что не готовы нести такое бремя как метка и Инквизиция?
Марс вздыхает. Думает и вздыхает ещё раз. Придется кое-что объяснить, чтобы на него не спустили Лелиану. Или Жозефину (эти политики тоже могут быть страшны в своих связях).
- Я слышал историю. Сказку о Серых Стражах. Кончилась она хорошо, на то она и сказка... - Марс наполняет свою кружку снова. - Так вот. Жили-были два Серых Стража. Была у них своя крепость. Вышли они однажды во двор, водички из колодца принести, а во дворе стоят мудрый старец и предводитель разбойников. Стражи решили их проблему и эти двое стали жить с ним. Вышли они снова во двор - дрова колоть. А там стоят храмовника и детеныш мага крови. Маленький такой детёныш – ещё и крови не пробовал. Решили Стражи и их проблему. И стали храмовник и детеныш у них жить. И снова вышли Стражи во двор, на этот раз за материалами - крышу чинить. А там кунари с гномом. Говорят, мол, жить им негде. И пустили их Стражи к себе домой. А потом Стражи пошли в деревню. Там им встретились маги-отступники и вор. И снова решили Стражи их проблемы. А те из благодарности стали жить с ними... - Марс хмыкает. - Стражи-то в итоге умерли и без них все разъехались, но до самой их смерти крепость была бочкой с селедкой. Кто бы не вышел за двери крепость, все равно находился новый житель.
- И, глядя на меня, пришедшую сюда, на вербующихся людей миледи Соловья, ты боишься того же самого - что в Убежище станет тесно? - Жизель трет висок, не зная как сходу объяснить Марсу, что это глупая история и что их такого не ждёт.
- У нас нет провизии на всех. Одежды. Одеял. Дети-беженцы без игрушек. Без лекарств. Такую ораву мы не потянем. И я не хочу усугублять... - Марс горбится над кружкой. - Не, поубиваем баранов, будет плюс к еде. А одеяла? Лекарства? Игрушки?
- Я поговорю с ранеными солдатами. Часть из них в состоянии выстругать или сплести из соломы фигурку. Будут детям игрушки. А лекарства и одеяла... - Жизель улыбается немного лукаво. - Я уверена, что Андрасте присмотрит за нами. Нужно лишь собрать травы для изготовления припарок...
- Что вы так неуверенно? "Присмотрит". Надо больше убедительности! «Поможет и решит все проблемы за нас!» - Марс смеётся в голос. Кажется, немного воспоминаний и искреннего смеха это то, что было нужно, чтобы взбодриться. Жизель улыбается тоже, хотя пару раз осуждающе качает головой.

@темы: игровое, бала-бала-баловство, во!, Мои перья

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Кладовая крыльев

главная