22:18 

кошмар без перьев
Нигде время так не бежит, как в России: в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорее. (с)
Кто-то любит кроссоверы. Кто-то очень любит кроссоверы=_="

Название: Просто Доктор
Фандом: Доктор Кто, Мстители (хотя события происходят до фильма)
Персонажи: Брюс Беннер, Десятый
Категория: джен
Рейтинг: G
Размер: мини
Дисклеймер: Беннер принадлежит Марвелу, Десятый - РТД, буквы - алфавиту и даже идея не моя.
От автора: Написано под впечатлением от арта.

Брюс Беннер устал убегать, прятаться, заметать следы и пережидать. Уже почти год он скрывается от военных, полиции, ученых, спецслужб и просто любителей скандалов и сенсаций. И он устал. Он хочет остановиться, отдохнуть, попытаться стать обычным человеком, но не может. Стоит ему задержаться в любом городе дольше, чем на неделю, как появляется ощущение слежки. Беннер пытается объяснить это с точки зрения психологии, что это всего лишь паранойя, воображение и ожидание неприятностей, что реальной опасности нет, но Халк от этих объяснений раздражается лишь больше. Брюс буквально чувствует как под его кожей перекатываются мышцы Другого парня, как его сознание вытесняет чужое, темное и опасное, и сдается, отправляясь собирать по номеру дешевого мотеля вещи.
Он идет по улицам грязного городка, придерживая лямки рюкзака, висящего за спиной. Халк успокаивается, прячется где-то в глубинах сознания, словно кит уходит на дно моря, а Брюс усмехается, неожиданно пришедшему на ум сравнению. Мимо него проходят люди, множество людей, спешащих по своим делам, прогуливающихся, отдыхающих, и Беннер завидует им. Если бы не было Другого парня, то он тоже мог бы идти сейчас на работу, крепче сжимая портфель с документами, или сидеть в кафе с Бетти, рассказывая ей об уникальности гамма-лучей, или кормить голубей… Брюс усилием воли отгоняет от себя эти сожаления и, наткнувшись взглядом на двух что-то обсуждающих копов, сворачивает в ближайший переулок. Он рассчитывает пройти его насквозь, выйти на другую улицу и сесть на автобус, но в его планы вмешивается странный звук. То ли гудение, то ли скрежет, то ли все вместе, то ли ни одно из перечисленного. Беннер замирает на половине движения и медленно оборачивается.
— Привет! — в только что бывшем пустом переулке стоит синяя полицейская будка, а из ее дверей выглядывает встрепанный человек. Другой парень недоволен — он не понимает откуда появилась синяя коробка и мелкий улыбающийся человечек, а Брюс делает шаг назад, растягивая губы в неживой улыбке.
— Привет, — медленно отвечает он, пытаясь получить больше времени на размышления. Потому что полученный им вывод абсолютно невероятен и противоречит всем известным ему законам.
— Я Доктор, — еще шире улыбается неизвестный, умудряясь при этом растрепать свои волосы еще больше. На нем синий костюм, коричневый плащ и кеды. А еще, у него есть полицейская будка, которая может материализовываться в пустых переулках. Беннер хмурится.
— Каких наук? — попасть в руки ученым немногим лучше, чем попасться военным. И Брюс предпочел бы обойтись без этого вообще.
— Разных, — неизвестный пожимает плечами и прислоняется спиной к будке, засунув руки в карманы. — Знаете, немного физики, немного химии, немного литературы, немного музыки, о, я неплохо разбираюсь в музыке, потому что нельзя быть знакомым с Вагнером и не разбираться в музыке…
— Доктор музыки? Замечательно, — кивает Беннер делая еще один шаг назад и крепче вцепляясь в лямки. Другой парень ворочается под кожей, опасно натягивая ее.
— Нет, — неизвестный мотает головой и опирается одной ногой на свою будку, в следующее мгновение уже отталкиваясь от нее. — Я Доктор, просто Доктор.
— А я пожалуй пойду, просто пойду, — заставляет себя вежливо улыбнуться Беннер. Почему-то улыбка выходит извиняющейся, но это совершенно неважно. Он отворачивается от странного парня, шевелит плечами, поправляя рюкзак, и уходит не оглядываясь.
***
Брюса Беннера все-таки находят. Он задерживается на одном месте непозволительно долго, как только Другой парень перестает его подгонять.
Беннер лечит людей, не потому что пытается хоть так искупить вину за причиненные Халком смерти, а потому что это то немногое чем он может заработать себе на жизнь. У него своя «квартира» — комната с холодильником в одном углу и с умывальником в другом. Он не жалуется, потому что это лучше, чем ничего. Брюс живет в этом городке уже четыре месяца и это почти похоже на нормальную жизнь, которую он потерял из-за собственной глупости. Из-за ошибки. Из-за самоуверенности. Из-за случайности.
Если бы Халк умел язвить, то он обязательно указал бы Брюсу, что и эту мирную жизнь он потерял по тем же самым причинам. Потому что кто-то фотографирует свою девушку на фоне грязного окна, за которым находится Беннер. Фотография попадает в интернет, а через семнадцать часов квартира Беннера окружена спецназовцами. Одна ошибка, роковая случайность, помноженная на самоуверенность Брюса, считающего, что теперь-то он скрылся, и его не найдут… Но попавший в лопатку дротик со снотворным доказывает обратное.
Халк не умеет язвить, но он умеет разрушать. Хрупкие стены обрушиваются на бойцов в черных костюмах, а Беннер, спрятанный в глубине чужого сознания, может лишь просить Другого парня не добивать людей, а уходить, убегать и прятаться. Халк недоволен, он рычит, но все-таки слушается. В одном из переулков на краю города, Халк падает на колени возле мусорного бака. Он вцепляется пальцами в асфальт, пытаясь подняться, сминая тот как лист бумаги. Он ползет еще несколько движений вперед, а потом Брюс падает к ногам человека в кедах.
Он не слышит ни мягкого жужжания, ни вопросов; не видит ни синего свечения от слишком толстой серебряной ручки, ни обеспокоенного лица с всклокоченными волосами; не чувствует как его перетаскивают с улицы в помещение с железным вибрирующим полом.
Просыпается Беннер с головной болью, но зато на мягкой кровати и не связанный. Он осматривается, рывком садясь на постели, отмечая ровное гудение, легкую вибрацию и странный воздух.
— С пробуждением, — в дверях стоит смутно знакомый парень и подкидывает в ладони серебристую то ли ручку, то ли футляр. — Я Доктор.
Он широко улыбается и Беннер вспоминает встречу полугодичной давности.
— Брюс Беннер, — он неловко улыбается в ответ, понимая, что сидит в чужой кровати обнаженным, а поблизости нет ничего из одежды. — Я вас помню, просто доктор. Мы встречались…
— Да-да, а потом вы убежали даже не представившись, — Доктор на мгновение становится серьезным, прижимает футляр к губам и вздыхает. — Вы бывали в Кардиффе? Кардифф. Хорошее место, замечательное!
— Нет, не был, — Брюс делает глубокий вдох, словно перед прыжком — ему страшно задавать подобный вопрос. Потому что он означает превышение человеческих возможностей и нарушение законов физики. Но он ведь существование Другого парня это тоже нарушение законов физики и человеческих возможностей… — Мы сейчас находимся в вашей машине межпространственного перемещения, верно?
Доктор замирает, склоняя голову к плечу, неверяще смотрит на Беннера, а потом изумленно выдыхает:
— Великолепно! Это просто великолепно!
***
Беннер стоит в комнате управления и смотрит в открытую дверь ТАРДИС. За ней разверзлась космическая пустота, от которой их отделяет лишь какое-то эфемерное защитное поле, в чьей природе он не разобрался.
— Значит, ты путешествуешь в пространстве и времени? — еще раз уточняет Брюс, барабаня пальцами по косяку. Другой парень ведет себя странно — просто обозначает свое присутствие в его сознании, напоминает о себе, но не стремится вырваться, за что Беннер ему благодарен.
— Ну да, — Доктор пожимает плечами, перекидывает ногу на ногу, опираясь пятками на панель управления своим кораблем. В одной руке у него яблоко, а другую он время от времени запускает в свои волосы, пытаясь то ли растрепать их еще больше, то ли причесать.
— Ты можешь отправить меня… — Брюс задумывается, вспоминая точную дату катастрофы, превратившей его в Халка, но Доктор мотает головой раньше, чем Беннер называет цифры.
— Нет-нет-нет, ни в коем случае, — Доктор подскакивает и принимается бегать вокруг центральной колонны. — Давай лучше отправимся в Кардассианскую туманность, м? Представь себе целый мир изо льда, такого прозрачного, что…
— Нет, — Брюс прерывает этот щебет настолько злым и уверенным тоном, что удивляется сам. Виновато улыбнувшись замершему Доктору, он продолжает уже мягче и спокойней. — Не надо никакой туманности. Почему «ни в коем случае»? Из-за Другого парня погибли сотни людей. Из-за меня погибли эти люди. И теперь я могу исправить это, Доктор! Всего пара слов самому себе, исправленные расчеты, разговор с генералом, да что угодно, чтобы предотвратить тот эксперимент!
Беннер останавливается лишь когда слышит довольное урчание Халка. Тот невообразимо доволен и Брюс заставляет себя разжать руки, вцепившиеся в лацканы пиджака Доктора. Он не помнит, как и когда это сделал, но извиняться перед космическим туристом не намерен.
— В истории любого мира есть фиксированные точки, которые нельзя изменить, — голос Доктора полон сожаления. — У меня была спутница, подруга, замечательный человек… Она спасла своего отца от гибели и создала временной парадокс, едва не уничтоживший всех.
— Как вы решили тот парадокс? — спрашивает Брюс, когда пауза затягивается. Доктор выглядит уставшим и ломким, словно он чувствует вину за каждую не спасенную жизнь.
— Я? Никак, — Доктор горько усмехается. — Парадокс избавился от меня, а ее отец сам шагнул под машину, исправив ошибку. Появление Халка это тоже фиксированное событие, доктор Беннер. Мне очень жаль.
Брюс наблюдает за тем, как Доктор задает координаты, обходя консоль по кругу, и раздумывает над полученной информацией. Он закрывает дверь ТАРДИС, распахнутую в космос и усмехается мысли проверить как подействует на Халка вакуум. В комнате управления висит неловкая неприятная тишина, прореживаемая лишь звуками работающей ТАРДИС и Беннер передергивает плечами, чувствуя как почти привычно под кожей перекатывается Другой парень. Брюс не может не думать о том, что будет дальше. Он появится в каком-нибудь маленьком городке без интернета, снова будет путешествовать, убегая от тех, кто хочет использовать Халка в не особо мирных целях, и от тех, кто просто хочет использовать его. Например, как материал для научных исследований. Встрепанный инопланетянин с глазами старика тоже продолжит свои путешествия. Посетит Кардассианскую туманность и мир изо льда…
— Доктор, ты, кажется, говорил, что Кардифф — замечательное место. Знаешь, ни разу там не был — сперва учеба, потом работа, а с Другим парнем не особо попутешествуешь… — Беннер неосознанно пожимает плечами, готовый к отказу. Быть запертым дольше необходимого в космическом корабле с монстром — не самая лучшая перспектива, которую он может предложить кому-либо. Но Доктор вскидывает голову, отрываясь от каких-то рычажков и кнопок, и широко улыбается Беннеру, словно тот сделал ему подарок на Рождество.

Название: Лотерея
Автор: кошмар без перьев
Размер: драббл, 666 слов
Пейринг/Персонажи: Десятый, Брюс Беннер
Категория: джен
Жанр:
Рейтинг: G
Краткое содержание: Путешествия с Доктором похожи на лотерею, и однажды шарик все-таки должен будет попасть в загаданную лунку, а ТАРДИС – приземлиться в Кардиффе.

Путешествия с Доктором похожи то ли на лотерею, то ли на рулетку. Можно открыть кажущуюся хрупкой дверь и оказаться в центре военных действий, а можно — на ромашковом поле планеты, лишенной «разумных» форм жизни. Можно договориться с Доктором, что сейчас они отправятся на Теллур, знакомиться с крылатыми инопланетянами (ставка на номер семь, черные), а окажется так, что они выйдут на площадь Москвы начала девятнадцатого века (шарик на номере двенадцать, красное).
Беннер не любит сюрпризы — они заставляют его нервничать. А это, в свою очередь, заставляет беспокоиться Другого парня. Беннер не любит, когда тот беспокоится — обычно это означает жертвы и материальный ущерб.
— Если бы у Другого парня был счет в банке, то он быстро стал бы банкротом, — однажды, совершенно невпопад отвечает он Доктору, закрывая дверь и направляясь в свою комнату. Тот, рассказывавший о забавных, на его взгляд, проявлениях аллергии, замирает и вскидывает бровь, провожая Брюса удивленным взглядом.

ТАРДИС не душит Беннера. Это замкнутое пространство, полное самой странной и, он уверен, самой опасной техники, но Брюс чувствует здесь себя в безопасности. Почти уютно.
Другой парень напоминает о себе лишь ощущением присутствия в сознании, но и этого достаточно, чтобы Беннер помнил о нем, о том, что может натворить это воплощение мощи и ярости, и чем это грозит окружающим. Доктору. Эти мысли грызут его изнутри. Они похожи на яд, введенный в капельницу с лекарством — растекаются по венам медленно и необратимо.

— У каждого есть недостатки, — говорит Доктор, сидя на жесткой тюремной то ли лавке, то ли кровати. Это не самое лучшее время и место для разговоров «по душам» и «за жизнь». Камера на Сцилусе-7 не лучшее место для любых разговоров, думает Беннер размеренно дыша. Никому не нужно, чтобы в тесной комнатушке появился разозленный Другой парень.
— Кому-то не нравится, что он пухлый, кому-то не нравится его нос, я вот до сих пор не рыжий, — в голосе Доктора звучит совершенно искренняя печаль. – Серьезно. У меня столько возможностей, я путешествую сквозь пространство и время, а до сих пор не рыжий.
Брюс отвлекается от дыхательной гимнастики, пораженный абсурдностью этого разговора. Потому что Доктор выглядит действительно расстроенным цветом своих волос и ничуть не беспокоится о том, что их, скорее всего, убьют. Или отправят неизвестно куда, заниматься неизвестно чем.
— Это самое ужасное, что могло с тобой случиться, — Брюс говорит тихо, безэмоционально, но Доктор расплывается в улыбке человека, довольного тем, что его поняли.
— И уши у меня не те, — он касается своих ушей, дергает их то за мочки, то за самые кончики. — Нет, у меня замечательные уши и волосы, мне нравятся мои волосы, но мне так нравились мои уши. Чудесные, уникальные, совершенно обаятельные уши, полные очарования и вызывающие восхищение...
Беннер фыркает, глядя на Доктора. Паника, приступы которой он так упорно сдерживал, сходит на нет. Другой парень никуда не исчезает, он все еще недоволен, что «мелкий Беннер» находится за решеткой, но больше не пытается вырваться.
— Но, кажется, мы засиделись, — Доктор обрывает себя на середине фразы и принимается хлопать себя по карманам. Он вытаскивает банан, наручные часы, цветные сферы, похожие на украшения для аквариума, пружину от блокнота и несколько исписанных чем-то похожим на арабскую вязь листов (Брюс не вглядывается, но он уверен, что стоит присмотреться и ТАРДИС переведет это для него).
— Расширение пространства? Увеличение объема прямо пропорционально изначальному размеру кармана или здесь важны иные факторы?
— Мне больше нравится считать, что они больше внутри, чем снаружи, — подмигивает Беннеру Доктор, и они улыбаются друг другу. С первых дней принципы работы ТАРДИС и механизмов различных инопланетных рас становятся запретной темой — они оба помнят, что однажды Брюс останется на Земле. Но это не мешает Беннеру спрашивать, а Доктору, иногда, отвечать.

Когда негостеприимная планета остается в семидесяти годах в будущем, Беннер приходит в комнату управления, к Доктору, лежащему под консолью. Они совершили прыжок назад, маленький и незначительный, но он почему-то вызвал искры и замкнул, по словам Доктора, ТАРДИС во временной петле.
— Ва авещал аффести фебя… — закусивший какие-то провода Доктор звучит совершенно не разборчиво, и Беннер машет ему рукой, что не надо продолжать, он все прекрасно понял. Путешествия с Доктором похожи на лотерею, и однажды шарик все-таки должен будет попасть в загаданную лунку, а ТАРДИС – приземлиться в Кардиффе.


@темы: фильмосериальное, услада дней моих, очей очарованье, кроссовер, Хуниверс, ФБ, Мои перья, Вселенная Марвел, Боже, храни Королеву! (с), Актеры и их роли, Avengers Assemble!

URL
Комментарии
2015-04-01 в 14:17 

Le Cygne de feu
и лезвие бриза скользнёт по гортани
:love:

2015-04-01 в 15:35 

кошмар без перьев
Нигде время так не бежит, как в России: в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорее. (с)
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Кладовая крыльев

главная